Поправка к постановлению суда кассационной инстанции

(впервые опубликовано в журнале Legal Thought, 2016, № 4)   Анализируя взаимосвязь между кассационными основаниями в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом (УПК) и полномочиями кассационной инстанции в соответствии с Административно-процессуальным кодексом (АПК), профессор Д

(впервые опубликовано в журнале Legal Thought, 2016, № 4)

Анализируя взаимосвязь между кассационными основаниями в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом (УПК) и полномочиями кассационной инстанции в соответствии с Административно-процессуальным кодексом (АПК), профессор Д. Хрусанов выделяет пробел в правилах кассационного производства в соответствии с Законом об административных правонарушениях и санкциях (ZANN) : «... когда кассационная жалоба является явной несправедливостью наказания, административный суд не имеет полномочий». В поисках пути преодоления этой пустоты вышеупомянутый автор предлагает следующее: «Если кассационная инстанция решит, например, что наказание, наложенное районным судом, является явно несправедливым, она может, по сути, решить, используя полномочия КПК, - отменить распоряжение районного суда. решение уменьшить штраф ".

Вышеупомянутые рассуждения приводят к обсуждению вопросов регулирования кассационной юрисдикции для изменения параметров административно-уголовной ответственности. Чтобы решить эти проблемы, необходимо задать по крайней мере два вопроса: 1) должен ли Кассационный административный уголовный суд прибегать к кассационным или судебным полномочиям УПК, когда необходимо внести вышеупомянутую поправку, и в каких случаях? (2) должна ли быть отменена кассационная жалоба в апелляционном решении, чтобы изменить положение об уголовном наказании?

1. Считается, что нормативным источником правил, регулирующих полномочия Кассационного суда, является КПК, а не АПК. De lege ferenda эта точка зрения заслуживает поддержки. По сравнению с APC, правила Уголовно-процессуального кодекса лучше совместимы с делом ZANN благодаря сходству между административной и уголовной ответственностью, соответственно. между процедурами реализации двух видов ответственности. De lege lata, однако, нормативная ситуация иная. Ст. 84 ЗАКОН разрешает дополнительное применение КПК только «при условии, что в этом законе нет специальных правил». А в «этом законе» есть особое правило - ст. 63, п. 1, отл. 2 ЗАНН. Последний, хотя и с помощью техники направления, относится к БТР с одним исключением: регулирование кассационных оснований, которое формируется КПП. Поэтому ст. 84 ЗАКОН следует применять только тогда, когда в частном правиле ст. 63, п. 1 ZANN соответственно. положения, на которые оно ссылается, содержат недействительность. Однако в отношении полномочий суда кассационной инстанции такой пустоты не существует, поскольку АПК регулирует их посредством ст. Ст. 221, 222 и 227.

Приведенные выше соображения позволяют сделать вывод о том, что в процессе административной цензуры не следует применять правила кассации для внесения поправок в соответствии со ст. 354, п. 1, п. 3 и п. 2 кпп. Вместо этого при определении судебной компетенции приоритет следует отдавать кассационным правилам АПК, хотя их буквальный текст касается только концепций отзыва и исполнения (см. Статью 221 (2) АПК). Потому что буквальный текст в этом случае вводит в заблуждение. Это создает ложное впечатление, что кассационная инстанция CNAO не имеет полномочий выдавать поправки. То, что это не так, ясно из сути поправки как преднамеренного заявления. Это сложное изложение воли, состоящее из трех простых завещаний. Первый ограничивается частичным подтверждением оспариваемого акта, второй - частичным аннулированием акта, а третий заменяет аннулированную часть акта. Эти три желания могут быть получены из тех, которые применимы по ст. 63, п. 1 ЛАОС правила APC следующим образом: 1 / Кассационный суд отменил решение суда низшей инстанции «в оспариваемой части, если не прав» (статья 221, пункт 2, Ex 2 APC...), Т.е. частичное аннулирование юридически подтверждено и подчиняется двум аспектам - оспариваемой части и неправильной части оспариваемого решения, причем последнее рассматривается в рамках первого; 2 / по аргументу об обратном от предыдущей мысли, а также с учетом ст. 221, п. 2, п. 1 АПК РФ, правильная часть объекта спора остается в силе; (3) Чтобы заменить неправильно аннулированную часть решения надлежащим постановлением суда, кассационная инстанция принимает решение на основании ст. 222, п. 1 APC, «по существу» (если не существуют предположения статьи 222 (2) APC). Таким образом он берет на себя функции предыдущего экземпляра. В административном карательном процессе предыдущая инстанция (районный суд) является апелляционной, поскольку первоначально она действует "по существу" (пункт 1 статьи 63, предложение 1 Закона). Одна из форм судебного решения по существу относится к изменению карательного постановления, что означает, что, если исходить из значения выражения «по существу» (статья 222 (1) АПК) в контексте ст. 63, п. 1, отл. 1 ЗАКОНА, полномочия суда кассационной инстанции изменять параметры административной уголовной ответственности могут быть обоснованы, не прибегая к ст. 354, п. 1, п. 3 и п. 2 кпп.

Необходимо сделать вывод, что три простых утверждения, которые составляют составное утверждение препирательства, содержатся в кассационной системе АРС. Предметом первых двух простых заявлений об отказе (для отзыва и вступления в силу) является решение по апелляции, а третье, которое заменяет отмененную часть решения, является предметом уголовного постановления. Только в отношении третьего рассматриваемого утверждения, APC не содержит полный набор правил, потому что он не указывает точно, что является "существенным" заявлением. По этой причине содержание термина «по существу» должно быть выведено из апелляционных правил ZANN.

Все вышеупомянутые решения могут быть кратко изложены следующим образом: только после соответствующего отмены решения по апелляции кассационная инстанция покидает АПК; Затем он заменяет суд апелляционной инстанции для принятия решения по делу, возбужденному до последнего судебного разбирательства, на основании ст. 63, п. 1 ЗАКОН, внося изменения в указ о штрафе. Это подводит нас к следующему вопросу: в каких случаях необходимо изменить поправку к уголовному постановлению суда апелляционной инстанции и каково ее точное выражение?

2. Поддерживаются разные ответы на вопрос, изложенный в предыдущем абзаце.

По словам профессора И. Дерменджиева, районный суд может изменить санкции, введенные в отношении более легкой или более тяжелой санкции.

Сходным является мнение профессора Д. Костова и профессора Д. Хрусанова, которые считают, что судебная власть изменить указ об уголовном наказании имеет два проявления: уменьшение административного наказания и замена наказания другим, если оно более благоприятно для нарушитель.

Профессор Царь Лазаров, проф. И. Тодоров, проф. Ц. Сивков и С. Стоев утверждают, что когда суд подает жалобу со стороны правонарушителя, налагаемая санкция может быть уменьшена, а также в случае возбуждения судебного дела в знак протеста против прокурор имеет право либо увеличить, либо уменьшить санкцию в зависимости от требования, поданного в протесте, и в любом случае также можно изменить тип наложенного наказания.

Из приведенных выше мнений становится ясно, что внесение поправок в уголовное положение в основном связано с явной несправедливостью наложенной санкции, которая может быть увеличена, уменьшена или заменена в целях соблюдения требований законодательства в отношении ее индивидуализации. Однако очевидная несправедливость не является единственной гипотезой, в которой может быть возможно изменить указ о наказании, и сама поправка не может рассматриваться просто как увеличение, уменьшение или замена санкции. Это видно из изложенных ниже толкований юриспруденции и теории права.

П. Минев ссылается на два случая внесения поправки в карательный указ, которые не связаны с очевидной несправедливостью санкции: а) когда установлено, что было совершено незначительное административное правонарушение, и привилегированное положение, предусматривающее более легкую наказание; b) когда после совершения административного правонарушения в законодательстве произошли изменения, в результате чего существует положение, более благоприятное для правонарушителя.

Л. Панов и Р. Илькова также ссылаются на другие гипотезы соответственно. явные изменения, не вызванные очевидной несправедливостью наложенной санкции: а) изменение фактической ситуации, отраженной в уголовном указе, без ущерба для конституционности акта или его правовой квалификации; б) повторная квалификация деяния в установленной фактической ситуации административным органом, применяющим закон о «том же, в равной или более легкой форме наказания» (статья 337, пункт 1, пункт 2 УПК в ст. 84; с / применение ст. 15, п. 2 ЗАНН.

Возможность переквалификации административного правонарушения путем применения положения, содержащего привилегированный состав (если ответственность правонарушителя связана с квалифицированной или основной конституцией нарушения), также подтверждается в прецедентном праве на основании довода SAC № 3 / 10.05.2011 SAC интерпретировать № 7/2010, ОИК.

Правильность и полнота всех вышеприведенных мнений относительно гипотез и проявлений поправки к уголовному постановлению должна оцениваться в свете действующих норм административно-уголовного судопроизводства. В связи с этим, однако, ЗАКОН не может быть особенно полезным, так как ст. 63, п. 1 ЗАКОН регулирует полномочия суда апелляционной инстанции вносить изменения в карательный указ, не уточняя, в каких случаях и в каких именно изменениях должно выражаться изменение. По этой причине необходимо, на основании ст. 84 Закона, правовое регулирование апелляционной процедуры для оспаривания карательных постановлений должно соответствовать нормам, регулирующим апелляционное производство в уголовном процессе.

Правила, касающиеся изменения решения первой инстанции судом апелляционной инстанции, содержатся в положении ст. 337 Уголовно-процессуального кодекса, согласно которому суд апелляционной инстанции может: 1 / уменьшить срок наказания, а при наличии соответствующего протеста со стороны прокурора или соответствующей жалобы частного заявителя или частного прокурора - увеличить его; 2 / применять закон об одинаковом, равном или менее наказуемом правонарушении; 3 / освободить подсудимого от отбывания наказания по ст. 64, п. 1 или ст. 66 Уголовного кодекса и, если имеется соответствующий протест со стороны прокурора или соответствующая жалоба частного заявителя или частного прокурора, отменить освобождение от отбывания наказания; 4. освободить подсудимого от уголовной ответственности по ст. 78 и 78а НК; 5. Изменять только причины и основания для оправдания ответчика или для решения по гражданскому иску.

Часть приведенных правил ст. 337 КПП основаны на юридических институтах, отличных от ZANN. По этой причине каждая из вышеперечисленных гипотез должна быть проанализирована с административной точки зрения, чтобы установить, попадает ли она в рамки ст. 84 ЗАНН.

Уменьшение и увеличение штрафа (статья 337 (1) (1) и (2) (1) Уголовного кодекса) полностью совместимо с Законом. Это может найти выражение в увеличении или уменьшении административного штрафа или имущественных санкций в связи с их очевидной несправедливостью.

Применение закона о том же, в равной или большей степени наказуемом правонарушении (статья 337 (1) (2) УПК) в качестве уголовно-процессуальной нормативной фразы требует очень естественной и очевидной адаптации к закону, термин «правонарушение» с термином «административное правонарушение». Другими словами, на основании ст. 337, п. 1, п. 2 УПК, в соответствии со ст. 84 ЗАКОНА, постановление о наказании может быть изменено путем применения закона об одном и том же или менее легко наказуемом административном правонарушении. Эта форма поправки может быть достигнута, если наложенная санкция является явно несправедливой, а именно - когда законом предусмотрено несколько альтернативных санкций за нарушение, а санкция, выбранная административным органом, не соответствует критериям справедливого наказания. Однако чаще комментируемая форма поправки связана с несоблюдением норм материального права из-за неправильного определения материального положения, нарушенного поведением нарушителя, и / или неправильного применения соответствующей нормы санкций, Пропуск для применения ст. 15, п. 2 ЗАНН. Также возможно, что противоречие положения уголовного законодательства с материальным правом является результатом не ошибки административного органа наказания, а изменения закона, благоприятного для правонарушителя после совершения нарушения (статья 3 (2) Закона). Во всех этих случаях необходима повторная квалификация акта с указанием соответствующего материального правила, нарушенного нарушителем, и / или применения соответствующего правила наказания, при условии, что это не приведет к ухудшению положения правонарушителя.

Освобождение преступника от отбывания наказания условным приговором (статья 66 Уголовного кодекса) прямо исключено ст. 19 ЗАН. Другая карательная гипотеза об освобождении от отбывания наказания (часть 1 статьи 64 Уголовного кодекса), указанная в ст. 337, п. 1, стр. 3 УПК неосуществим, поскольку одна из его предпосылок касается определения лишения свободы на срок менее одного года, и такое наказание не фигурирует в номенклатуре административных санкций. Следовательно, постановление о наказании не может быть изменено путем применения ст. 337, п. 1, п. 3 и п. 2, п. 2 УПК в соответствии со ст. 84 ЗАНН.

Освобождение подсудимого от уголовной ответственности путем применения к несовершеннолетним исправительных мер (статья 78 Уголовного кодекса) или наложения административного взыскания (статья 78а Уголовного кодекса) имеет аналогию с Законом. Положение ст. 29 ЗАКОН предусматривает ситуацию, при которой правонарушитель освобождается от административного наказания и применяет меньшую ответственность. Согласно данному положению, в незначительных случаях административных правонарушений, совершенных несовершеннолетними, органы прокуратуры направляют акты, разработанные местными комитетами, для борьбы с правонарушениями среди несовершеннолетних с целью введения мер воспитательного характера. Речь идет о «замене административного наказания общественной ответственностью». Это напоминает замену по ст. 78 NC. Поэтому, когда суд приходит к выводу, что предпосылки ст. 29 Правил процедуры, он может изменить уголовное постановление в соответствии со ст. 337, п. 1, п. 4 УПК РФ в порядке со ст. 84 ЗАНН. Таким образом, нарушение норм материального права, заключающееся в неприменении ст. 29 ЗАКОН на досудебной стадии административного уголовного процесса.

Администрация прокуратуры не имеет полномочий для обоснования обвинений в административном правонарушении. По этой причине гипотеза ст. 337, п. 3, пункт 1 Уголовно-процессуального кодекса не представляется возможным в рамках закона. По другой гипотезе - что по ст. 337, п. 3, абз. 2 Уголовно-процессуального кодекса - верно и обратное, поскольку в случае компенсации ущерба, причиненного противоправным деянием, заявление в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом и Законом о защите персональных данных является одинаковым по своей правовой природе. Другими словами, суд может изменить постановление о штрафе в своем разделе на основании присуждения убытков. Однако эта возможность довольно теоретическая. На практике случаи, по которым суды заявляют, на основании ст. 337, п. 3, п. 2 УПК, в соответствии со ст. 84 закона, только изменение причин для принятия решения по иску.

Принимая во внимание вышеизложенные соображения относительно гипотез и форм внесения изменений в уголовный указ, можно резюмировать, что в административно-уголовном процессе на основании ст. 84 ЗАКОНА, положения ст. 337, п. 1, пункты 1, 2 и 4, абз. 2, п. 1 и п. 3, п. 2 ппц. В силу этих положений суд может изменить постановление о наказании путем: 1 / увеличения или уменьшения административного штрафа или имущественных санкций за их явную несправедливость; 2 / применять закон о том же, таком же или более умеренно наказуемом административном правонарушении, когда существует явная несправедливость в определении типа санкции или когда материальный закон не соблюдается; 3 / заменил административную ответственность публичной ответственностью за противоречие с материальным правом; 4 / внесены изменения в основу возмещения ущерба, причиненного в результате административного правонарушения.

3. С помощью отчета можно найти следующее в следующем алгоритме, который является наиболее важным в случае изменения административных параметров: 1 / решения Апелляционного суда на основании § 222, 1 БТР в Официальном журнале 63, с. 1 ZAN; 2 / внесение изменений в постановление в соответствии со ст. 337, п. 1, п. 1, 2, 4, п. 2, п. 1 и / или абз. 3 Уголовно-процессуального кодекса, в соответствии со ст. 84 ЗАНН. Необъяснимый момент вышеприведенного алгоритма относится к предметной области отмены. Другими словами, необходимо ответить на вопрос: должно ли аннулирование решения по апелляции быть полным или частичным?

В прецедентном праве административных судов, часть которого приводится ниже, почти единодушно предполагается, что отмена должна быть полной. Однако против этой практики могут быть высказаны некоторые возражения.

В принципе, полная отмена необходима, когда окончательное юридическое заключение инстанции субконтроллинга совершенно неверно. И если он не является полностью неправильным, он подлежит исправлению только в неправильной части, а остальные остаются в силе.

Когда постановление о наказании должно быть изменено кассационной инстанцией, решение апелляционного суда, будь то отказ, подтверждение или поправка, обычно является неточным. Поскольку, как уже упоминалось выше, сама поправка является сводным заявлением о желании, состоящим из трех простых завещаний: a / заявление о частичном подтверждении оспариваемого акта; б / заявление о частичной отмене того же акта; в заявлении, заменяющем отмененную часть акта. Это означает, что для того, чтобы кассационная инстанция вынесла постановление о полной отмене решения кассационной инстанции с целью изменения постановления о штрафе, необходимо в отношении того же административного правонарушения, чтобы суд апелляционной инстанции отменил правильную часть постановления и подтвердил неверную Теоретически возможна гипотеза, но с практической точки зрения - очень маловероятно). Во всех остальных случаях, независимо от направления апелляционной инстанции, кассационная инстанция с целью изменения постановления о наказании должна в первой инстанции отменить частично оспариваемое решение.

Таким образом, наглядность можно проиллюстрировать только частичной, а не полной отменой решения апелляционной инстанции при внесении изменения в карательный указ кассационной инстанцией. Наиболее распространенной на практике практикой внесения кассационных изменений в параметры административной уголовной ответственности является уменьшение размера наложенного административного взыскания вследствие явной несправедливости. В этом случае неадекватность приказа о предоставлении справки сводится к ошибочному правовому заключению относительно законности конституционного акта, вытекающего из уголовного декрета. Потому что возникновение санкционирующих правовых последствий, в которых выражается административное наказание, является учредительным эффектом судебного акта. Это означает, что уменьшение наложенной административной санкции никоим образом не повлияет на силу решения суда по уголовному делу, единственной целью которого является факт административного правонарушения. Кроме того, это не повлияет на конституционный эффект от карательного постановления в полном объеме, поскольку сокращение фактически означает отмену штрафа выше определенной суммы. Таким образом, если суд апелляционной инстанции подтвердил постановление о взыскании и в кассационном порядке сделано уменьшение санкции, наложенной указом, в решении кассационной инстанции будут возражены следующие: а) факт нарушения установлен правильно; б) содержание дела должным образом исследовано; c / применяемая ставка санкций установлена ​​правильно; г) санкция, вычтенная из нормы, правильно установлена ​​на определенную сумму; д) штраф неверно определен выше определенной суммы. Другими словами, в изложенной таким образом примерной гипотезе кассационная инстанция соглашается практически со всеми юридическими выводами апелляционной инстанции. В этой ситуации он должен возражать против прецедентного права, которое он использует в рассматриваемом деле, до отмены решения по апелляции с целью принятия поправки к уголовному постановлению. Ясно, что Кассационный суд соглашается в своей аргументации с предыдущей инстанцией относительно правильного формирования силы res judicata карательного постановления и его конституционного действия в определенной степени, в то время как в своей постановляющей части он отклоняет решение апелляции. И затем, после полного отклонения, кассационная инстанция посредством своего постановления о внесении изменений в значительной степени воспроизводит содержание отмененного решения, подтверждая силу res judicata карательного постановления и часть его учредительных действий.

Вышеприведенный пример показывает, что практически единогласно принятая административными судами практика отмены полностью судебного решения, когда кассационная инстанция должна изменить постановление о наказании, не может быть должным образом обоснована. Эта практика, вероятно, была обусловлена ​​упрощенной структурой постановляющей части судебного решения в полном аннулировании оспариваемого решения. Однако упрощение приговоров в резолютивной части не может быть «оплачено» за счет правовых противоречий в содержании кассационного решения.

4. Наконец, можно указать, что все вышеупомянутые колебания в доктринальных толкованиях и прецедентном праве в основном связаны с действующим законодательством. Потому что последний требует отслеживания обращений к двум кодексам и применения нормативных правил, которые не адаптированы к конкретным потребностям административного наказания. В связи с этим, существует необходимость в законодательной поправке к закону. Необходимо регулировать все кассационные административные уголовно-процессуальные действия и, в частности, полномочия административных судов при внесении поправок в постановление об уголовном наказании с помощью четких правил, а не с помощью метода направления.

Примечания:

Обнародован SG, SG, нет. 86 / 28.10.2005, последняя редакция - SG, выпуск №. 79 / 13.10.2015

Обнародован SG, SG, нет. 30/11.04.2006, последняя редакция - СГ, нет. 27 / 25.03.2014

Обнародован SG, SG, нет. 92 / 28.11.1969, последняя редакция - SG, №. 81 / 20.10.2015

Костов Д., Д. Хрусанов. Административный процесс Республики Болгария. 2. ред. С .: Сиби, 2011, с. 355.

Чрусанов Д. Административная юстиция. Лекции. C: IM "St. Климент Охридский ", 2010, с. 64.

Прецедентное право продолжает использовать термин «изменяет», соответственно. «Изменить» вместо «изменить», соответственно. «Поправка» - ср. Решение № 389 / 29.11.2010 Верховного кассационного суда (ГТК) по № 349/2010, II н. Решение № 453 / 31.10.2013 Верховного кассационного суда № 1653/2013, III №. Постановление № 169 от 13.08.2015 г. Верховного кассационного суда № 359/2015, II №. Вероятно, причиной этого является инерция применения Уголовно-процессуального кодекса 1974 года (PPC74, обнародован, SG 89 / 15.11.1974, отменен, SG № 86 / 28.10.2005. .) в котором были использованы слова «изменить» и «изменить». Последние, однако, представляют собой лингвистические архаизмы, поэтому законодатель заменил их современными терминами «изменить» и «изменить» (см. Статью 336 Уголовного кодекса и статью 338 действующего Уголовно-процессуального кодекса). В связи с этим, вышеупомянутые современные термины являются предпочтительными на выставке.

Cm. Славова М., В. Петров. На пути к предстоящей реформе административного наказания. Мысли de lege ferenda. - Административная юстиция, 2012, № 5, с. 38. В этом смысле Причины толковательного решения (ТД) № 2 / 03.06.2009 Высшего административного суда (ГАК) в толковании. № 7/2008, Генеральная ассамблея колледжей (OSC).

Cm. Дерменджиев И. Административное право Республики Болгария. Общая часть. С .: Оффшор, 1992, с. 318; Сталев Г. Правосудие и его виды. Ежегодник Софийского университета. Юридический факультет. Том LXX. Университет Климента Охридского, 1979, с. 323.

Ст. 63, п. 1, отл. «Решение подлежит кассационной жалобе в административном суде по основаниям, предусмотренным в Уголовно-процессуальном кодексе и в порядке главы двенадцатой Административно-процессуального кодекса».

В этом смысле см. Постановление № 71 / 16.07.2015 г. на Административен съд - Радград по КНДХД № 66/2015. 354, п. 1, пункт 3 и / или абз. 2 УПК РФ в соответствии со ст. 84 LAWN (см., Например, решение Административного суда Силистры от 19.11.2013 г. о кандидате № 246/2013), хотя товарный знак № 3 / 10.05.2011 г. SAC истолкован. № 7/2010 ОИК прямо заявляет «ст. 84 закона vv ст. 354, п. 2, п. 2 УПК »как одна из возможных причин изменения параметров административной уголовной ответственности кассационной инстанции.

В дополнение к кассационным полномочиям для принудительного исполнения и отзыва, АПК также предоставляет другие возможности для судебного решения, а именно: для отмены и для признания недействительным оспариваемого решения (статья 221, пункты 3 - 6 АПК). Однако эти полномочия не применимы к административно-карательному процессу, поскольку недействительность и недопустимость не являются основанием для кассации в соответствии со ст. 348 УПК РФ в соответствии со ст. 63, п. 1 ЗАНН.

За функции апелляционного (по существу) районного суда при решении вопроса о виде и размере административного наказания, Ангелов А., Дерменджиев И., Костадинов Г. Учебник по административному праву Народной Республики Болгарии. Общая часть. С .: Софийский университет им. Св. Климента Охридского, 1967, с. 450; Дерменджиев И. Проблемы административного правосудия. С .: Наука и искусство, 1976, 161-162; Дерменджиев И., Д. Костов, Д. Хрусанов. Административное право Республики Болгария. Общая часть. 4. Ред. С .: Сибиу, 2001, с. 344.

Cm. Дерменджиев И. Административное право ..., 354 - 355.

Строго говоря, не только санкции могут быть изменены. Последнее также может иметь место в отношении других частей наказания - таких, как компенсация и арест имущества (см. Лазаров К., Тодоров И., Административный процесс, S.: Сиела, 2009, с. Стоев С. Научно-практический комментарий к закону об административных правонарушениях и наказаниях, София: наука и искусство, 1975, стр. 219). Такие гипотезы об изменениях, однако, редко встречаются на практике. Более того, изменение этих гипотез не представляет особых проблем для анализа, поэтому основным вопросом обсуждения будет изменение административного наказания (административного взыскания и имущественного взыскания) в рамках отчета.

Cm. Костов Д., Д. Хрусанов. Op. и др., 350-351.

Cm. Лазаров К., Тодоров И. Op. и др., 388-389; Сивков Т. Административное наказание. С .: Софи-П, 1998, 91-92; Стоев, С. Цит. , стр. 219-220. Следует отметить, однако, что позиция последнего из вышеупомянутых авторов является более конкретной. С одной стороны, он признает, что «поправка касается так называемой оценочная часть, такая как размер и тип [курс. Я - В.Р.] о санкции ... "( Стоев, С. cit., Стр. 219), и, с другой стороны, утверждал, что" суд не имеет права ... изменить постановление путем назначил другое наказание, если таковое не было назначено уголовным декретом "(там же, с.220).

Cm. Минев П. Судебный контроль в административном наказании. Спор, кассация и возобновление. Авторство диссертационной работы. Пловдив: 2013, стр. 15.

Cm. Панов Л., Р. Илькова. ЗАКОН. C .: Ciela, 2009, 330-336.

Идея переквалификации акта не чужда административным судам - ​​ср. Решение № 5243 / 22.07.2015 Административного суда г. Софии в административном порядке. № 1311/2015, Постановление № 6440 / 29.10.2014 Административного суда Софии, город ад. № 6252/2014, решение от 27.01.2012 Административного суда штата Монтана по CANDD № 668/2011, решение № 140 / 09.06.2015 Административного суда г. Кюстендил при CNAHD № 94/2015 , Постановление № 225 / 29.05.2014 Административного суда г. Кюстендила о КАРТОЧКЕ № 170/2014, Постановление № 1460 / 06.06.2013 Административного суда г. Варны согласно КАС № 1231/2013

Обнародован SG, SG, нет. 26 / 02.04.1968, последняя редакция - СГ, № 79 / 13.10.2015

Правило ст. 15, п. 2 LAWN гласит: «В отношении несовершеннолетних административный штраф заменяется публичным выговором».

Текст ст. 3, с. 2 ЗАКОН выглядит следующим образом: «Если до вступления в силу карательного постановления следуют различные правовые положения, то одно из них более выгодно для правонарушителя».

Пока положение преступника не ухудшится, прокурор может протестовать. Затем согласно положения ст. 336, п. 1, пункт 1 в п. 2 УПК РФ в соответствии со ст. 84 ЗАКОН, суд должен был бы применить закон о более серьезном административном правонарушении, если бы в акте, устанавливающем нарушение, было такое обвинительное заключение. Однако в этом случае в соответствии с вышеупомянутым положением следует отменить (а не внести поправки) карательный указ и издать судом новый уголовный указ. Тем не менее, последний не уполномочен издавать указы о штрафе, а только подтверждать, изменять или отменять ранее изданные постановления (статья 63 (1) ЗАКОНА). Таким образом, представляется, что сочетание норм законодательства и права приводит к парадоксу, заключающемуся в юридической невозможности применения закона в отношении более тяжкого уголовного административного правонарушения со стороны суда.

Стоев, С. Цит. , стр. 106.

Поправка всегда предполагает частичную незаконность постановления о штрафе в течение одного нарушения. Потому что если в соответствии с указом об уголовном наказании были наложены несколько санкций за несколько нарушений, то на одном и том же материальном носителе были объективизированы несколько карательных постановлений. Аннулирование одного из этих указов по своей природе является не частичным, а полным аннулированием, хотя в решении должно быть указано на частичное аннулирование. Потому что для того, чтобы индивидуализировать любое из множества карательных постановлений, суд должен указать соответствующую часть материала, против которого они возражают.

Конечно, если административная санкция - это скорбь (например, штраф), то указ о штрафе вместе с учредительным актом также создаст исполнительную силу. Последнее необходимо для того, чтобы обеспечить реализацию санкции по праву требовать принудительного исполнения иска вместе с соответствующим обязательством по принудительному исполнению.

Подобные соображения о силе res judicata и основополагающем эффекте приговора делают Stalev, G. Sila res judicata в гражданском процессе. С .: Сиела, 2007, 241-242.

За административное правонарушение и предмет судебного решения, Раданов С. Решение кассационной инстанции как источник res judicata в административно-карательном процессе. - В кн .: Наука и техника, 2015, Т. V, № 7, Общественные науки, 81-82, <http://journal.sustz.com/VolumeV/Number7/Papers/ValeriRadanov.pdf>.

Cm. Постановление № 1031 / 07.05.2015 Административного суда г. Варны в соответствии с NACDD № 749/2015, Постановление № 173 / 26.07.2011 Административного суда г. Ловеч о CAND 186/2011, Постановление № 941 / 10.04.2014 г. Административного суда г. Пловдива по NACCO № 517/2014, решение от 20.02.2014 г. Хасковского административного суда по делу CAND 567/2013, решение № 7898 / 17.12.2014 г. Административный суд - администрация Софии. № 6878/2014, решение № 77 / 30.01.2012 Административного суда г. Софии, район № 1065/2011, решение № 101 / 12.05.2015 Административного суда Кюстендила при ХАБД № 81 / 2015 г., решение от 9 мая 2012 г. Административного суда г. Габрово от CANDD № 82/2012, решение от 16.06.2014 г. Административного суда г. Стара Загора, от кандидата № 319/2014, решение от 13.02. .2009 Кырджалийского административного суда по делу № 82/2008

Отдельные случаи - это случаи, когда в целях уменьшения административного штрафа административные суды отменяют апелляцию не полностью, а только в той степени, в которой сумма штрафа подтверждена - решение Административного суда г. Руссе от 27.10.2011 г. Кандидат № 319/2011, решение № 65 / 18.09.2009 Административного суда г. Силистра по делу CANDO № 72/2009, решение от 23.04.2013 г. Административного суда г. Видина по кандидатуре № 109/2013

Должна ли быть отменена кассационная жалоба в апелляционном решении, чтобы изменить положение об уголовном наказании?
Это подводит нас к следующему вопросу: в каких случаях необходимо изменить поправку к уголовному постановлению суда апелляционной инстанции и каково ее точное выражение?
Другими словами, необходимо ответить на вопрос: должно ли аннулирование решения по апелляции быть полным или частичным?